Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск в интернете
Поиск по сайту
Подписка на рассылку
Фотостудия "Нега"
Статистика по сайту

Hits
28584797
1578

Hosts
1805890
88

Visitors
3263294
166
7


Прионежье
В Онежском крае многие реки, озера, селения носят нерусские названия: Анда, Хайнозеро, Кипров, Сорги, Вонгуда, Пурнема, Рочево и др. Это следы древнейшего дославяиского населения. К приходу новгородцев — первых русских поселенцев — по реке Онеге и по берегам Онежского залива Белого моря край был заселен угрофинскими племенами, известными в то далекое время под собирательным наименованием «заволоцкая чудь». Поселения их были в местах выхода плодородных почв или в районе лесов, рек и озер.

В период заселения края здесь рыбой кители озера и реки. Дремучие леса в избытке давали дичь, мех, мед, воск, отборный строевой лес, одинаково пригодный для строительства изб и храмов, кораблей и мостов. Предприимчивые и трудолюбивые поселенцы использовали эти природные возможности. И здесь возникают в памяти слова Карла Маркса о крестьянстве, приобретавшем «средства к жизни более в обмене с природой, чем в отношениях с обществом».

С появлением новгородцев местное население уходило на северо-запад или сливалось с пришельцами, ассимилировалось.

Главной притягательной силой для новгородцев была пушнина. Еще в Х-ХI вв. буйная новгородская вольница, которой тесно становилось в боярском Новгороде, водой и сухопутьем проложила первые дороги к берегам Белого моря, получившим название Поморье.

Проникновение в Поморье и первоначальное его освоение Новгород осуществлял при помощи так называемых ушкуйников. Резкое имущественное неравенство между новгородскими гражданами, тяжелая экономическая зависимость трудового населения от бояр и купцов заставляли бедняков искать выход из сложившегося положения. Люди, спасавшиеся от неоплаченных долгов и кабалы, холопы, бежавшие от хозяйской неволи, собирались в ватаги «повольников», снаряжали легкие лодьи-ушкуи, на которых смело пускались на промыслы по далеким северным рекам, единственным дорогам древности.

В случае надобности новгородцы переходили с одной реки на другую, волоча за собой свои ушкуи. Если волок был труден, бросали эти лодки и быстро строили другие, благо леса вокруг было много. Они шли по солнцу и по звездам. В пути проходили месяцы, а иногда и годы. Постепенно первопроходцы проложили через первобытные дебри несколько водных путей на р. Онегу и к берегам Онежского залива Белого моря, так началось заселение края.

В Онежский залив новгородцы попадали тремя путями: спускались по Волхову (228 км) до озера Нево (Ладожское), поднимались до Онежского озера по реке Свирь (224 км) н далее вдоль озерного берега. Из юго-восточного угла Онежского озера они плыли вверх по короткой реке Вытегре, там выходили на озеро Лача (335 кв. км), из которого и течет на север река Онега (416 км), впадающая, как тогда говорили, в Студеное море.

Второй путь на Онегу из Онежского озера шел от восточного берега вверх по короткой порожской Водле, выводил через Кенозеро на Онегу в обход верхних порогов, затем вниз по течению реки Онеги до нижнего порога, у 63 градусов северной широты. Далее был волок до реки Емцы, которая впадала в Северную Двину и позволяла новгородцам выйти в Двинской залив Белого моря.

Третий путь в Онежский залив шел прямо на север через Заонежьский и Повенецкий заливы Онежского озера на Выгозеро (1200 кв. км) и через так называемые Заонежские погосты вниз по коротким рекам Суме и Нюхче.

Приобретение Новгородом территории, носившей в те времена название Заволочье (т. е. территория, расположенная за волоком, водоразделом), было очень важным в экономическом отношении, потому что до открытия и освоения европейцами Северной Америки Поморье и сопредельные с ним области были единственным для всей Европы источником пушнины.

Вследствие отдаленности Новгорода от богатых промысловых мест Заволочья и трудности путей туда, бедному новгородцу-переселенцу было не под силу в одиночку идти в Поморье. Туда могли проникнуть только хорошо организованные партии поселенцев. Подобные партии снаряжали главным образом бояре, желавшие завести новые или увеличить свои промысловые заимки на Севере.

Под защитой сильного и богатого хозяина помимо его холопов обосновывались на удобных для хозяйственной деятельности местах и вольные люди. Позднее число переселенцев пополнилось монастырскими иноками: они уходили из своих монастырей на север, в глушь, или по своему личному желанию, или по приглашению владельцев вотчин, завещавших и даривших монастырям «на помин души» свои села, земли, промыслы.

Таким образом, в 1429 году в Онежском заливе Белого моря возник именитый Соловецкий монастырь, получивший немалые дары от Великого Новгорода. Жизнь Устьянской волости, как в то время называлось поселение на месте города Онеги, текла под неусыпным оком пастырей монастыря как идеологического и хозяйственного центра всего Беломорья.

В XII веке Новгород Великий прочно утвердился на Онеге и Двине. В период ХП-ХIV вв. возникли обширные земельные частные владения новгородской боярщины. Особенно большими в Онежском крае были владения Марфы Посадницы, влиятельной новгородской боярыни Борецкой.

По путям, проторенным новгородцами, на Онегу, в Поморье шли и крестьяне, ремесленники, торговые люди, селившиеся в одиночку или «в два-три друга» и редко «в десять-двадцать другов». Они. то и были первыми русскими поселенцами, развивавшими на Онеге земледелие, рыболовство, скотоводство, охотничий промысел, судостроение и мореходство на первом русском море.

Дикий край с первозданными таежными лесами, болотами и мхами ожил под воздействием этих первопроходцев, принесших культуру труда в земледелии, скотоводство и ремесла. Прокладывались тропы и колесные дороги. Складывалась славянская культура.

История не сохранила имен тех далеких предков, что, увязая в болотах и, продираясь сквозь дикие леса или преодолевая бурные порожистые реки, пришли однажды к устью реки Онеги и остановились, удивленные красотой берегов, поросших корабельным лесом. Люди стянули со спин просоленные потом рубахи и, жмурясь от света белесого моря, начали рубить просторные строения для жилья, емкие амбары для «золотой рухляди» и ледяные ямы для дорогой рыбицы семги. Так, в начале XII века в устье реки Онеги возникает первое поселение на месте современного города. Заложили его тоже новгородцы.

Первые упоминания о поселении в устье реки Онеги известны из «Устава Святослава .Ольговича», 1128 год. Место было выбрано удачно, поселение возвышалось над водным путем, и с него далеко обозревались подступы с моря. Населенный пункт, подобно крепости, прикрывал путь на реку Онегу — древнюю артерию, связывающую центральные княжества России с первым морем русского государства.

Заселение территории нынешнего города Онеги началось более восьми веков тому назад. В Новгородских географических картах XII XIII веков на месте города Онеги значилось поселение «Погост на море». Название Погост сохранилось и до наших дней, но под ним подразумевалось только историческое название района города, расположенного ближе к морю. Погост в те далекие времена был своеобразным административным центром, где собирали подати и дань в пользу Великого Новгорода. Несколько десятков поселений обычно объединялись административным центром — погостом. Здесь располагались местные органы самоуправления, устраивались базары и народные празднества. Тут же был и основной церковный приход с кладбищем. Нередко погосты служили и крепостями, особенно когда они стояли недалеко от рубежей Русского государства. Эту функцию исполнял и Погост на море, пока не появился такой порубежный форт как Соловецкий монастырь, расположенный на островах посредине входа в Онежский залив, а позднее и Крестный Онежский монастырь на Кий-острове, прикрывающий устье реки Онеги и имеющий свои становища на обоих берегах Онежского залива при входе в устье. В центре погоста стоял храм. Подобно маяку, он служил и ориентиром для всех подъезжающих с моря. Церковь в те далекие времена была не только местом богослужения, она играла значительную общественную роль в жизни жителей округи. С церкви и на площади перед ней проходили народные собрания. Здесь обсуждались вопросы о постройке кораблей и товарных складов, которым уделялось на погосте должное внимание. Надо было запасти и сохранить провиант и другие товары в течение долгой северной зимы. Тут же разгорались споры между торговыми людьми, рыбаками, охотниками. Отсюда шли сражаться за русскую землю воины-ополченцы; здесь же под звон колоколов народ праздновал победу над врагом. В церкви хранились Правительственные грамоты и другие ценные документы, записи актов гражданского состояния, а иногда и казна.

В XIII веке в устье реки Онеги сформировалось уже три поселения: Погост; Низы, отделенные от Погоста корабельным ручьем Седун, впадающим в реку около высокого угора, на котором находилась рыночная площадь; Верховье или Верьхи, отделенные от Низов Кипровым ручьем. Все три поселения с XV века известны под названием Устьянская волость, а позднее село Устьянское, расположенное в устье реки. В XVII веке поселение упоминается в исторических документах под общим названием Усть-Онега и некоторое время как Усть-Яны.

В 1478 году новгородская феодальная республика перестала существовать, и Усть-Онега со всеми другими городами, погостами и становищами Заволочья вошла в состав общерусского Московского государства. Затем все Прионежье с поселением Усть-Онега великими князьями московскими Иваном III, а затем Иваном VI были переданы своим старшим сыновьям по завещанию.

В XV веке хозяйственно-политическим центром Онежской округи. как и всего Беломорья становится Соловецкий монастырь. Столетия жила Онега под неусыпным оком монастырских пастырей, Северные монастыри были носителями централизаторских тенденций, способствующих укреплению влияния и власти московских князей на обширных пространствах северной Руси. Соловецкий монастырь стал поставщиком многих товаров и к московскому двору митрополита. В Москву шли обозы с пушниной, рыбой, солью, маслом и многими другими товарами. В XV.- XVI веках монастырь превратился в крупную феодальную вотчину. Влияние его по реке Онеге простиралось до Турчасовского стана. В XVII веке Соловецкому монастырю. Принадлежали обширные земельные владения по западному берегу реки Онеги. Соловецкий монастырь из скромного приюта отшельников при поддержке Великого Новгорода, а затем Москвы превратился в торговый город, имеющий богатый коммерческий флот, господствующий на Белом море и судоходных северных реках. Сами монахи из смиренных отшельников превратились в расторопных барышников, снующих по всем городам северной России, всюду имеющих свои конторы и постоянных агентов.

Хозяйственная самостоятельная деятельность и духовная жизнь жителей города Онеги значительно сковывалась этим и была помехой в развитии города.

В 1613 году Онегу постигло страшное бедствие. Бывшая Усть-Янская волость была почти полностью выжжена при набеге пиратствующих литовских людей и русских изменников, которые в ту пору нередко совершали набеги на северные земли россиян: однако в 1621 году поселение уже состояло из 20 домов и там имелась церковь. В Прионежье на большом лесном озере — Кожозере в конце XVI века возник второй в округе монастырь Кожозерский. В этом уединенном месте находится много озер и рек, богатых рыбой. В лесу водилось много непуганого зверя и птиц. Несметные богатства ягод, грибов и других даров леса. Монастырю принадлежал соляной путь по реке Онеге до Турчасова, откуда соль в бочках отправлялась вьючными или гужевым путем в г. Каргополь. Наивысшего расцвета монастырь достиг при игумене Никоне, будущем патриархе русской церкви. До прихода в Кожозерский настынь Никон был монахом в Анзерском скиту Соловецкого монастыря. Однако из-за своего крутого, несговорчивого характера он вынужден был уйти из Соловецкого монастыря и поселиться на материке в пещере близ Кожозерского монастыря. После смерти настоятеля Кожозерского монастыря монахи пригласили Никона занять пост игумена. Никон согласился и сразу стал развивать кипучую деятельность за расширение монастырских владений и влияние монастыря в Прионежье. За три года своего игуменства Никон удвоил привилегии монастыря. За семужную икру, свежемороженую рыбу к столу и дорогую пушнину царь Алексей Михайлович щедрой рукой, не задумываясь рассчитывался с Никоном целыми деревнями. К монастырю были отписаны крестьяне Калитинской деревни и лишены своих лучших покосов и рыбных тоней по царской грамоте от 1643 года. Никон построил несколько соляных заводов, добился от царя права на беспошлинную продажу двух тысяч пудов соли в г. Каргополь. Вскоре по грамоте от 26 мая 1644 г. монастырь получает право брать оброк с крестьян и левой стороны реки Онеги. Никон даже требовал от царя, чтобы монастырю отдали все семужьи тони от д. Чижиково до с. Порог.

Кожозерский монастырь сыграл в начале своего существования положительную роль. Он способствовал освоению природных богатств Онежского края, развитию ремесел, сам вел обширную торговлю. Монастырю принадлежало четыре соляных завода, кожевенная мастерская и мастерская по оформлению уже готовых иконописных досок в киоты под стекло. Став московским владыкой, Никон не забывал Онежский край, где так счастливо сложилась его судьба. Будучи патриархом, он приступил к строительству Крестного онежского монастыря на Кий-острове. Этот монастырь он строил по обету, который дал в честь своего спасения. При путешествии из Соловецкого монастыря в Усть-Онегу его в море застала сильная буря, и гибнущий корабль выбросило на Кий-остров. Никон поклялся, что если останется жив, то построит на этом месте монастырь. Так, в 1657 г. был заложен Крестный Онежский монастырь. Значительное содействие в его строительстве оказывает Кожозерский монастырь. Так возникает в онежской округе третий монастырь. По указу царя Алексея Михайловича поселение Устьянское и вся волость (территория современного города Онеги) до 1764 года принадлежала со всеми рыбными тонями Крестному монастырю на Кий-острове.

Великий Новгород, будучи для своего времени весьма прогрессивным по уровню общественного устройства и развитию производительных сил, материальной культуре, принес на древний языческий Север и свою цивилизацию. После падения мощной феодальной древнерусской республики - Великого Новгорода в 1478 году приток переселенцев из этой цитадели общинно-вечевого общественного устройства на Север расширился. Сюда устремились вольнолюбивые граждане с традициями «народоправств».

В течение столетий стремился народ в Заволочье в надежде укрыться от притеснений средпевековья. Он обживал эту землю, сохранял и развивал древнюю самобытную культуру. Оттого-то в Прионежье едут и едут экспедиции в поисках народных шедевров, «старины», рукописных книг, икон новгородского письма и других предметов прикладного искусства. Памятники древней культуры и искусства воплотили в себе художественный и технический гений наших предков и питают нас чувством гордости за них, за родной русский Север.
Информация взята с сайта - www.onegaonline.ru



Главная
В начало